Светлое будущее

Дата: 21st Август 2014 Автор: michae1 Рубрика: Полезно знать

Особенно это проявилось, когда во Владикавказ вот-вот должны были во второй раз и уже окончательно войти части Красной Армии. Даже «желторотые» прапорщики давно поняли, что песня добровольческой армии генерала Деникина давно спета, и надо пока не поздно тикать из Владикавказа по Военно-Грузинской дороге в сторону Черного моря, а оттуда в Турцию. А уж кто-кто, а в семье Бёме отлично представляли, что гнев огромных масс народа к социальной несправедливости и зависть к богатеям, подогреваемые талантливыми ораторами-агитаторами, остановить невозможно. Красные сражались за «светлое будущее», а белые – за непонятную «единую, неделимую» Россию. Но ни Борис Ричардович, ни молодой Лев Борисович никуда из Владикавказа не тронулись. Как и тогда, когда Борис Ричардович закончил престижный юридический факультет Московского университета. А ведь можно было остаться в столице или, к примеру, переселиться в Варшаву, столицу царства Польского, в крайнем случае, выбрать купеческий Нижний Новгород. Но он снова купил билет на поезд «Петербург – Владикавказ». И вскоре стал известным в Терской области присяжным поверенным, завоевав славу «кавказского Плевако».

Его родной брат Вадим Ричардович служил во Владикавказе городским ветеринаром и воевал в гражданскую в Красной Армии. В мае 1921 года он умер в I Красноармейском Коммунистическом госпитале и был похоронен на гарнизонном кладбище Лефортово в Москве.

Их дом на Александровском проспекте, располагавшийся напротив нынешнего кинотеатра «Комсомолец», напоминал барский
особняк с конюшнями, каретным сараем, в котором находились два экипажа. Но знаменитому адвокату захотелось жить в тихом районе, поближе к Тереку. В новом особняке у него родился сын, наследник Лев. Лева после окончания гимназии, не без влияния отца, продолжил учение тоже на юрфаке Московского университета и уже в советское время здесь же получил естественное образование. Увлечение птицами стало такой страстью, что он превратил роскошный особняк отца в птичий вольер. Борис Ричардович не возражал, лишь иногда, то ли шутя, то ли всерьез, говорил: «Ведь я, Левушка, коллежский асессор с орденом Анны на шее, а выхожу из дома в запачканном от твоих пернатых мундире».

С первых дней советской власти присяжный поверенный снял мундир и, облачившись в гражданский костюм, предложил свои услуги новым властям. Для большинства владикавказцев поступок Бориса Ричардовича явился более чем странным, ибо, несмотря на поспешное бегство добровольцев, по городу ходили слухи о скором их возвращении. А деникинцы с переметнувшимися в красный лагерь особенно не церемонились. Это лишь постсоветские исследователи, заполонившие телеэкраны своими хрониками, рассказывают о зверствах красных комиссаров, забывая отметить, что белые свирепствовали намного больше.

Возможно Вам также будет интересно:
  1. Интенсив тур – будущее для бизнеса
  2. Будущее сборной Испании
  3. Революция в России и беговые дорожки на sport-track.ru
  4. О неординарности Долохова
  5. Шпионы-сигнальщики и как выбрать скакалку

Понравилась статья? Добавьте в закладки: